Вход
/
Регистрация
вход ДЛЯ пользователей

19 августа 1991 года закончилось мое детство

19 Августа 2016

Алексей Шматко

Лето 1991 года мы проводили у моего дяди Володи, младшего брата моей мамы в Таллине. Я уже второй раз был в Таллине и очень полюбил этот город. Полюбил холодное Прибалтийское лето, спокойных и сдержанных эстонцев. Таллин был островком Западной Европы в СССР. Поражало все: от наличия многих товаров в магазинах и услужливости работников торговли до множества кафе где можно было выпить кофе с мороженным или кока-колы. Мне было всего 14 лет.

Алексей Шматко и моя мама Шматко Вера Михайловна, 19 августа 1991 года, Москва
Алексей Шматко и моя мама Шматко Вера Михайловна, 19 августа 1991 года, Москва

Наши Таллинские каникулы подошли к концу 18 августа 1991 года, когда у нас был обратный билет домой. Мы сели в поезд и отправились в Москву.

Обычно утро в поездах на подъезде начинается одинаково, я тысячу раз проделывал одни и те же процедуры утром в поезде. Встал, пошел в туалет, умылся почистил зубы и заказал себе чая в классическом стакане с подстаканником. Но тут с утра все пошло не так. Утро 19 августа 1991 года было совсем другим. Радиоточка транслировала «Лебединое Озеро» Чайковского вперемешку с какими-то непонятными выпусками новостей, состоящих из непонятных и ужасных на слух аббревиатур ГКЧП. Народ что-то активно обсуждал вполголоса. Чувствовалась нервозность в воздухе.

Мы прибыли на Ленинградский вокзал рано утром и до отправления вечернего поезда на Кузнецк у нас был целый день. Нужно было как-то его скоротать, и мы решили, как все туристы, посетить центр Москвы.

Проехав несколько станций метро до «Охотного Ряда», который в то время, по-моему, назвался то ли Площадью Маркса, то ли Проспектом, мы попали совсем в другую Москву. Все переулки в районе Тверской и Манежки были забиты военными грузовиками и БТРами. Солдаты сидели в технике в полном боевой экипировке. Кругом ходили тысячи зевак. Кто-то пытался общаться с солдатами. Была странная атмосфера, когда жители города не понимали, что делают тут солдаты с оружием, да собственно и простые солдаты сами не понимали, что они тут с оружием делают.

Когда мы вышли на Манежную площадь мы увидели нечто. Надо сказать, что Манежная в то время не была еще застроена дурацкими фонтанами с конями и торговыми центрами, а представляла из себя огромную площадь. И на этой площади стояло, как мне показалось миллион человек. Я до этого не видел одновременно столько людей. Зрелище было потрясающее.

Мы реально не осознавали и не понимали, что происходит и по туристической традиции пошли на Красную Площадь. Конечно, Красная была закрыта, но неожиданно оказался открытым Александровский сад. Мы зашли в сад и просто упали от неожиданности, когда увидели надпись на Кремлевской стене чуть дальше памятника «Неизвестному Солдату». Представьте себе надпись буквы, у которой высотой 3-4 метра: «ХУНТЕ НЕТ».

Кремль, понятно, тоже оказался закрыт для туристов, и мы решили уходить оттуда. Между Александровским садом и Манежем стояли заблокированные троллейбусы. и мне удалось забраться на один из них и осмотреть всю площадь. Зрелище было феноменальное. Тут до всех наконец-то дошло, что находится тут становится опасно, и мы решили покинуть это место. По дороге у метро мне удалось пообщаться с несколькими иностранцами которые стояли в толпе и не могли прочитать надписи на асфальте. Я помог перевести надписи на английский. Это был мой первый опят общения с иностранцами.

Мы благополучно уехали домой с Казанского вокзала и на следующий день уже были дома.

Первым же делом нам позвонил дядя Володя из Таллина чтобы удостоверится, что мы приехали домой, и с нами все хорошо. Он был сильно взволнован. Я вообще не мог представить дядю Володю волнующимся. Человек, который бросил на втором курсе Пензенский политех, уехал поступать в Клайпедскую мореходку, служил в Германии и был два года в командировке в Анголе, просто не может нервничать и переживать.

Он рассказал, что в Таллине тоже войска и его знакомые эстонцы буквально плачут и говорят, что всех отправят в Сибирь валить лес опять. Эстонцы хорошо помнят Сталинскую депортацию. Оказывается, даже у нас в Кузнецке была знакомая Эстонка тетя Майя, которая в свое время была депортирована из Эстонии и осела в Поволжье. Дядя Володя был и остается для меня примером того, какой должен быть мужчина, но тогда даже он плакал. В стране произошел перелом. Вдруг все увидели страшное эхо Сталинской эпохи, когда вся страна была в постоянном напряжении и страхе.

Собственно, это, наверное, и был последний день моего детства.

Такие дела…

Тэги: 19 августа 1991 года закончилось мое детство, Алексей Шматко, путч, детство, СССР, Москва, Таллин, поезд, Лебединое озеро, ГКЧП, Ленинградский вокзал, Кузнецк, Охотный Ряд, Площадь Маркса, Манежная площадь, Красная площадь, Александровский сад, памятники, хунта, Кремль, Казанский вокзал, Сталинские депортации, Сталинская эпоха

4